Category: отношения

заяц

Библиотека мастерских текста переехала

И переехала она на мой сайт: authenticityfirst.ru/masterskietexta.
Там будут появляться все новые задания, советы, отрывки и даже открытые мастерские.

Причин примерно две:
— все мои проекты переехали с разных блогоплатформ на одну площадку AuthenticityFirst.ru,
— в жж много рекламы, хочется публиковать материалы там, где нет банеров.

На новой площадке можно подписаться на все новые записи почтой — для этого придется оставить комментарий и поставить галочку «Уведомлять меня о новых записях почтой». Или просто читать: всё подряд, все задания в отдельном посте, про меня.

Давненько я не проводила групповых мастерских текста: главным образом по той причине, что в последнее время всё чаще работаю с сочинителями один на один. Если у меня прибавится сил, то проведу и группу. Напишу об этом на новой площадке — и в ежемесячном дайджесте.

Спасибо, что вы были здесь со мной!
Если хотите — приходите на новую площадку.
И в мой основной блог «Неидеальные истории».

--
Леночка puho
сан-себастьян

Советы. Реакция на обратную связь

На одной из мастерских текста ребром встал вопрос от, как бы сказал семидесятилетний Умберто Эко, начинающего романиста:

«Как вести себя с обратной связью?»

Под обратной связью подразумеваем ответ мира на то, что мы пишем. Это советы и рекомендации, лайки и комментарии. А также: покровительственное похлопывание по плечу, зависть, ревность и даже искреннее восхищение. Всякое бывает. Мы что-то производим, пишем, показываем — а потом от окружающего мира нам "прилетает".

Я провела свое собственное исследование и вывела четыре случая:

1. Ее нет.
2. От нее нет толка.
3. Она вызывает внутреннее сопротивление.
4. Наоборот, сам с ней согласен.

Четвертый — самое приятное. Читатель смотрит на мир так же, как и я!

Первый — опустошающее. Тут можно, конечно, попросить кого-нибудь напрямую: скажи, что ты думаешь! Но люди вокруг нас не всегда способны и готовы на конструктив и продуманное мнение. Критиковать и говорить банальности куда проще. Так можно напроситься на такую обратную связь, что получится уже пункт третий, если не второй. Вспоминаем совет Джулии Кэмерон! Сдержанность. Ко всем подряд за советом не стоит обращаться, особенно в самом начале писательского пути.

Второй — это когда «мимо». Например, у нас на мастер-классе был случай: девушка делится рассказом про тыкву. Мужчина говорит: я не могу адекватно оценивать рассказ, меня от тыквы тошнит. Понятно, что эта обратная связь неприменимая, не имеет пользы. Хорошо, что он свое отторжение отловил и озвучил, а то мог бы неприятие к предмету рассказа (или автору, кстати) замаскировать под неприятными словами совершенно неосознанно. И вышел бы третий пункт.

А почему обратная связь вызывает внутреннее сопротивление? Что делать с третьим пунктом?

Сопротивление вызывает любая манипуляция в мой адрес.
Манипуляция — это замаскированное желание заставить меня что-то сделать.

Один человек завидует моей писанине, но мастерски от меня это скрывает (или я не хочу видеть, что он на самом деле находится в зависти и отторжении моих текстов). Я прошу его прочесть, и он легко находит миллион проблем в том, как я формулирую. Как говорится, в любом литературном критике есть что-то от нереализованного писателя.
Этого человека возмущает то, что я позволяю себе писать, потому что он себе этого не позволяет.
Манипуляция: «Перестань позволять себе, это нечестно, я же себе не позволяю».

Другой человек утверждает, что понимает моего героя. И что я заставляю моего героя вести себя нелогично. Я сначала думаю с удивлением: как ты можешь лучше понимать героя, который родился в моей голове? А потом вижу, что это манипуляция на внимание, на власть. Можно такому человеку предложить написать продолжение или попросить предложить свой вариант развития событий, после чего внимательно выслушать или прочесть. Как правило, после передачи кусочка власти во владение все проблемы снимаются. Уже и герой не такой плохой, и ведет он себя прилично. Просто есть разные варианты событий, и разным авторам могут нравиться неодинаковые.
Манипуляция: «Я лучше знаю и сам могу, но мне нужно разрешение».

Третий читатель вкладывает что-то свое туда, где я этого не вижу. «Это жестокий рассказ». И тут я понимаю, что мне удалось написать что-то любопытное, потому что, выходит, там не только я, но и этот человек. Он нашел что-то свое. У него отозвалось что-то неожиданное для меня.
В рассказе, как в отражении, каждый видит только то, что у него есть. Если я не вкладывала жестокости, я ее и не увижу.
Такого человека можно расспросить: почему ты так решил? В чем именно жестокость? — но стоит помнить, что вся жестокость у него в голове, а не у меня и не в рассказе.
Манипуляция: «Перестань делать то, в чем я вижу себя, потому что я боюсь смотреть».

Четвертый навешивает ярлык. Твои рисунки — как детские картинки. Как рисунки такого-то иллюстратора. Как еще что-нибудь. И я понимаю, что для него проще видеть мир с ярлыками. Пока что не существует ярлыка «рисунки Леночки» в его мире, потому что его система архивации экономична и старается найти мне уже занятый слот, чтобы покомпактнее все хранить.
Манипуляция: «Делай то, что мне понятно и что уже есть в моем мире».

Если хорошенько покопаться в том, что вызывает сопротивление, почти всегда можно докопаться до манипуляции. Иногда человек даже сам этого не понимает, но действует по этому принципу. Можно ли на него за это сердиться — уже другой вопрос. А внутреннее сопротивление рождается потому, что подспудно чувствуешь: меня на что-то толкают. Мне намекают и не говорят прямо. От меня чего-то хотят, но смелости сказать прямо нет. Конечно, неприятно.

Джулия Кэмерон говорит в книге «Право писать» о том, что автор — не сочинитель, а скорее передатчик. Истории выбирают того, кто их записывает. Истории хотят рассказаться через нас. А мы рассказываем их так, как можем. Мы — люди, которых выбрали истории.

И, наконец, что все-таки делать с обратной связью? Выслушивать. Записывать. И отслеживать свое отношение к ней. Можно тоже письменно. Мы выдаем что-то в мир, и мир отвечает. Так, как умеет.

Заметьте, в моих словах про обратную связь не было НИЧЕГОШЕНЬКИ о том, что требуется вносить правки в рассказы. Обратная связь в первую очередь про человека, который прочел, а не про нас и не про нашу прозу. Так проявляется сам читатель. А помогли ему проявиться мы, согласившись записать пришедшую к нам историю.
сан-себастьян

Задание 13. Логлайн, или ухватываем суть

То, что в русском переводе книги Роберта Макки "Сценарий на миллион долларов" называется управляющей идеей, у Блейка Снайдера в руководстве “Спасите котика! И другие секреты сценарного мастерства” проходит как логлайн.

Передаю слово Блейку:


Я общаюсь со многими профессиональными и начинающими сценаристами, которые рассказывают мне о своих творческих проектах. Всякий раз, когда они начинают погружаться в детали сюжета, я останавливаю их одним вопросом: «О чем история, если в двух словах?»

Ответ на этот вопрос не так прост, как может показаться сначала. Писателям знакомо понятие синопсиса, краткого описания сюжета книги на страничку. Синопсис обычно прикладывают в письме к издательству, чтобы по нему редактор мог решить, стоит ли читать весь роман.

Но уместить весь сюжет в одно предложение, да так, чтобы его все-таки можно было прочитать и осознать? Эта идея явно пришла откуда-то из Голливуда :)

Блейк называет эту технику логлайн, и википедия подтверждает: log line, короткое содержание, включающее сюжет и эмоционально вовлекающее читателя.

Примеры логлайнов от Блейка с указанием фильмов-источников историй:


  • Молодожены пытаются встретить Рождество вместе со своими родителями, но и его, и ее родители в разводе, поэтому им нужно за один день успеть в четыре разных места («Четыре Рождества»).

  • Молодой человек, которого недавно наняли на работу, отправляется на корпоративный отдых в выходные и вскоре понимает, что его хотят убить («Корпоративный выходной» (The Retreat).

  • Полицейский приезжает в Лос-Анджелес к своей бывшей жене и узнает, что здание, в котором она работает, захвачено террористами («Крепкий орешек»).

  • Бизнесмен влюбляется в проститутку, которую нанимает, чтобы она провела с ним выходные («Красотка»).

Слово Блейку:

Логлайн рассказывает историю героя. Кто он, против кого он борется, и что на кону. Удобный и лаконичный формат в виде одного или двух предложений рассказывает все. Сформулировать эти два предложения и придерживаться их в дальнейшем — не просто хорошее упражнение, данный принцип станет жизненно важным для вашей истории, когда вы приступите к ее написанию. Определив, кто является вашим главным героем, какова его основная цель, а также кто тот «плохой парень», который препятствует ему в достижении цели, вы сможете лучше понять, чего не хватает вашей истории. Ключ к успеху — логлайн, где наиболее четко сформулирован конфликт, определен главный герой и его противник, прописана самая базовая цель.

Одну и ту же идею можно изложить и одним предложением, и в манифесте на страничку, и в многотомнике, и в теленовелле на 127 серий.

В качестве примера возьмем Дэниела Киза. Это единственный писатель, сумевший получить две награды за два произведения с одним и тем же сюжетом. В 1960 году премия «Хьюго» была выдана рассказу «Цветы для Элджернона», а в 1966-м премию «Небьюла» получил одноимённый роман, написанный на его основе. Кстати, что роман, что рассказ — замечательные.

Давайте сегодня потренируемся ухватывать суть и укладывать ее в заданный формат: логлайн от Блейка Снайдера. Возьмите, пожалуйста, любую из историй, написанных вами для мастерской, и сформулируйте ее в одном предложении.

Блейк дает такие требования к логлайну:


  • он должен быть ироничным (нескучным),

  • героям должны быть присвоены прилагательные, добавляющие красок образу (юный волшебник, незадачливый предприниматель),

  • прочитав логлайн, читатель должен срочно захотеть прочитать подробную версию (то есть нужна некоторая интрига).

Сделайте, пожалуйста, такую работу над всеми историями, написанными для мастерской.