Category: общество

заяц

Библиотека мастерских текста переехала

И переехала она на мой сайт: authenticityfirst.ru/masterskietexta.
Там будут появляться все новые задания, советы, отрывки и даже открытые мастерские.

Причин примерно две:
— все мои проекты переехали с разных блогоплатформ на одну площадку AuthenticityFirst.ru,
— в жж много рекламы, хочется публиковать материалы там, где нет банеров.

На новой площадке можно подписаться на все новые записи почтой — для этого придется оставить комментарий и поставить галочку «Уведомлять меня о новых записях почтой». Или просто читать: всё подряд, все задания в отдельном посте, про меня.

Давненько я не проводила групповых мастерских текста: главным образом по той причине, что в последнее время всё чаще работаю с сочинителями один на один. Если у меня прибавится сил, то проведу и группу. Напишу об этом на новой площадке — и в ежемесячном дайджесте.

Спасибо, что вы были здесь со мной!
Если хотите — приходите на новую площадку.
И в мой основной блог «Неидеальные истории».

--
Леночка puho
заяц

Джона Сакс, Story wars. Из чего состоит история

1. Принцип

Один ответ на основные вопросы: во что мы верим настолько, что готовы бороться за эту мысль? Чему посвящены все наши высказывания? Что нас вдохновляет?

Это одно предложение, короткое, его легко понять и запомнить. Оно бросает вызов, к нему хочется присоединиться. Хочется быть частью этой истории.

Принцип Найк: «С помощью тяжелого труда и упорства каждый может добиться потрясающих результатов».

2. Герои

Те, кто выступает в поддержку истории. В идеале — не бренд, а покупатели/пользователи/участники.

Отходит в прошлое концепция спасительства: вы ущербны, наш бренд ваш спасет (тётя Ася приехала). Раньше товары продавали, воздействуя на покупателя через страх, жадность, тщеславие и неуверенность в себе. Сейчас люди не хотят чувствовать себя недостаточно способными. Наоборот, им поднимает боевой дух возможность поддерживать бренд, который видит в них героев (см. мораль Найк).

Отходит в прошлое модель трансляции рекламы: никто уже не смотрит телевизор как в 60-е, люди критически оценивают посыл рекламы и не так-то просто убедить, что наш бренд самый лучший. Само слово «потребитель» (тот, кому в горло вливают рекламу, а у него нет выбора) отошло в прошлое. Теперь выбор есть, и он гигантский. Люди приделывают ноги (делают вирусными видео, покупают, говорят о них) тем историям, в которые верят. Для этого им должно захотеться почувствовать себя героем истории, которую рассказывает бренд.

Collapse )
заяц

12 пунктов из вызова Главреда

Максим Ильяхов запустил «Вызов Главреда»: сайт с конкурсами для редакторов.

В первом же вызове приводится список из 13 вопросов, по которым Максим будет оценивать поступившие на конкурс работы. Один вопрос — один балл.
Можно выдать этот опросник другу и попросить таким образом оценить любой ваш текст, аргуменировав ответы. Или пройтись по своему тексту самому.

Интерес

1. Захотелось ли кликнуть на статью из соцсети?
2. Интересно ли было начать читать?
3. Интересно ли было дочитать?

Смысл

4. Есть ли ощущение, что автор глубоко разобрался в проблеме?
5. Есть ли в этой работе ценные наблюдения и мысли?
6. Рассмотрел ли автор ситуацию с разных сторон?

Польза

7. Понятно ли, что теперь делать?
8. Можно ли что-то сделать прямо сейчас, если мне это нужно?

Достоверность

9. Все заявления подкреплены ссылками на достоверные источники?

Читаемость

10. Понятно ли оформлен текст?
11. Хорошо ли написан?

Закон

12. Есть ли у автора права на все материалы в работе?

Впечатление

13. В целом понравилось?
заяц

Константин Паустовский. Драгоценная пыль

Глава из сборника «Золотая роза»:

Не могу припомнить, как я узнал эту историю о парижском мусорщике Жане Шамете. Шамет зарабатывал на существование тем, что прибирал ремесленные мастерские в своем квартале.

Жил Шамет в лачуге на окраине города Конечно, можно было бы обстоятельно описать эту окраину и тем самым увести читателя в сторону от основной нити рассказа Но, пожалуй, стоит только упомянуть, что до сих пор в предместьях Парижа сохранились старые крепостные валы В то время, когда происходило действие этого рассказа, валы были еще покрыты зарослями жимолости и боярышника и в них гнездились птицы.

Лачуга мусорщика приткнулась к подножию северного крепостного вала, рядом с домишками жестянщиков, сапожников, собирателей окурков и нищих.

Если бы Мопассан заинтересовался жизнью обитателей этих лачуг, то, пожалуй, написал бы еще несколько превосходных рассказов. Может быть, они прибавили бы новые лавры к его устоявшейся славе.

К сожалению, никто из посторонних не заглядывал в эти места, кроме сыщиков. Да и те появлялись только в тех случаях, когда разыскивали краденые вещи.

Судя по тому, что соседи прозвали Шамета «дятлом», надо думать, что он был худ, остронос и из-под шляпы у него всегда торчал клок волос, похожий на хохол птицы.

Collapse )
заяц

Открытая октябрьская мастерская текста (1—9 окт 2016)

Всем привет!

В этом жж снова пройдет открытая мастерская текста :)

Записываться необязательно: можно просто добавить жж в друзья и начать работать с нами с первого октября.
Рано утром (часов в шесть по московскому времени) первого числа, в субботу, я опубликую пост-знакомство, с которого традиционно начинается сочинительская работа в моих мастерских. И кааак начнем!

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Если у вас появились вопросы, запишите их в комментариях, пожалуйста.
Я на всё обязательно отвечу :)

Готовьтесь, заносите даты с 1 по 9 октября в ваши календари, оставляйте емейлы в комментариях, если вам нужно напомнить о начале первого числа.

Точное расписание заданий будет в первом посте первого октября.

Жду начала мастерской. Жду вас!

--
Леночка puho
заяц

Задание 94. Люди из будущего

Представьте себе, что вам предложили поместить несколько предметов в металлическую коробку, которую можно спрятать в земле. Её найдут люди из будущего.

Опишите, что бы вы положили в такую коробку.
Какими предметами можно описать вашу нынешнюю жизнь?
Что люди будущего подумают, открыв коробку?

источник: книга «Ловец историй» (Storycatcher) Кристины Болдуин
заяц

Анонс. Мастерская личных историй, 20 июня — 3 июля

Майра Кальман говорит:
«Все, что я делаю — это повествование, и даже не просто история, а фильм. Фильм моей жизни».

Аннет Симмонс подтверждает:
«Ваша жизнь – самая важная история из всех, какие вам придется когда-либо рассказывать.
Когда истории, которые вы проживаете и рассказываете, в которые вы верите, сложатся в единую картину, вы сами заметите, насколько устойчивее стали под натиском внешних обстоятельств. Помня историю жизни, зная, кто вы и зачем вы здесь, легче делать выбор и принимать важные решения. Мир расширяется и в то же время становится более осмысленным».


Я с ними согласна:
11988542_10153201868194405_8297457446525064420_n.jpg

А моя очередная мастерская текста пригодится не столько начинающим писателям, сколько смелым исследователям себя.

Хотя, разумеется, человеку пишущему весьма полезно разобраться в себе, отточить перо на знакомой теме, а затем перейти и к другим областям мира.

В мастерской личных историй мы, конечно, будем писать. Участники создадут рефлексивно-исследовательские тексты, истории про самого себя, зафиксированные случаи из жизни и собственное отношение к этим историям.

В ходе мастерской участники получат:
— вопросы от меня, точнее, много вопросов, над которыми понадобится размышлять, выполняя задания;
— опыт рассказывания и показывания написанного на дружелюбную аудиторию исследователей себя;
— мои подсказки про переформулирование или переструктурирование текста для легкости чтения и понятности;
— возможность нащупать важные, интересные, потенциально яркие темы, с которыми стоит работать лично вам;
— набор симпатичных, теплых, личных историй о важных именно для вас вещах;
— укрепившиеся ценности и лучшее понимание себя.

Программа мастерской собрана на фундаменте предыдущих мастерских текста (см. отзывы участников) и подходов нарративной практики (см. мои заметки с нарративного курса).

Работать будем в закрытой группе, онлайн, всё в тексте, площадка — жж masterskietexta.

Начинаем 20 июня, заканчиваем 3 июля.
Стоимость: 2 000 руб.

Задания ежедневные, но крупные тексты понадобится писать далеко не каждый день. Задания на достаточно объемные тексты (страничка-две, на ваш вкус) я буду давать всего 2-3 раза в неделю. В остальные дни — вопросы на размышление, подготавливающие почву для текстов и помогающие погрузиться в атмосферу сочинения.

Вы сможете приходить в комментарии ежедневно или налетами-набегами несколько раз в неделю, как будет удобнее. Мне очень хочется затеять живое, теплое и уютное сообщество с активными комментариями и дискуссиями на лично важные темы. Сообщество тех, кому важно слушать себя и писать о том, что они в себе услышали. Своим собственным голосом, без жестких правил, без «надо» и «должен». Самобытное экспериментальное творчество в тексте.

Для того, чтобы присоединиться к мастерской личных историй, никаких особенных умений сочинительства не нужно. У каждого участника свой жизненный опыт и свой уровень владения текстом. И дорога у каждого своя. На две недели мы с вами разобьем палаточный городок на симпатичной лесной полянке — и поделимся друг с другом настроением, теплом, историями. А потом каждый отправится в свою, наиболее важную, сторону. Вполне возможно, сейчас вы даже не предполагаете, какая сторона вас зовет.

Если вы ещё не знакомы с моим подходом, загляните в открытую мартовскую мастерскую текста или изучите, какие истории получаются в моих мастерских. Не удивляйтесь, что в этой мастерской будет упор на личные истории: даже в самом фантастическом романе основой являются общечеловеческие ценности, эмоции и взаимодействия. Мы будем исследовать именно их.

Задать вопросы: личным сообщением вконтакте или почтой: e.truskova@yandex.ru.

Collapse )
заяц

Среда. Второе задание

Привет писакам, опытным и не очень!
Мы продолжаем двигаться в направлении себя :)

Смотрите: нас так много, что мы выступаем единым фронтом. И пусть каждый личный текст нужен в первую очередь нам самим: чтобы выразить себя, чтобы потренироваться — каждый из нас не одинок. Мы все друг для друга в мастерской — читаки, а не только писаки.

Мы умеем и хотим поддержать друг друга в этом крайне эгоистическом (с первого взгляда) деле: выражении себя через текст. Мы понимаем, как это трудно и важно. Мы учимся видеть за текстами — людей. Мы учимся видеть в текстах других участников себя и свои эмоции.

А потом мы замечаем, что выражаем не только себя, если пишем честно, искренне и о важном. Читатели видят в наших историях — себя. На мой взгляд, это самое большое волшебство текста.

Нас объединяют не события. Эмоции.

А показать эмоции в тексте мы можем только через события, факты и прочие слова. Поэтому сегодня мы тренируемся писать о том, что с нами происходит. И о том, что происходит в ответ на события у нас внутри.



ЗАДАНИЕ СРЕДЫ

Collapse )
Collapse )

Если есть вопросы, смело пишите в комментариях, я всё читаю.

--
Леночка puho
сан-себастьян

Чарли Кауфман о работе над сценариями, часть 1

Сценарист Чарли Кауфман предельно откровенен в своих работах. Он сделал самого себя центральным героем фильма «Адаптация», обнажив перед зрителями страхи и комплексы, о которых не принято говорить открыто, по крайней мере — не в голливудских фильмах. В жизни Кауфман, наоборот, старательно прячется от публики: он редко появляется на мероприятиях, неохотно общается с прессой и почти не дает интервью. Тем удивительнее, что в 2011 году он согласился выступить с лекцией по сценарному мастерству, организованной Британской академией кино и телевидения.

Я решил прочитать сегодня лекцию, потому что подобного опыта у меня еще не было. Мне хотелось сделать что-то, чего я не умею, и дать вам возможность понаблюдать за моими неловкими потугами. Мне кажется, в этом и состоит задача искусства, оно должно помочь осознать уязвимость, присущую человеческой природе.

Я не буду изображать из себя эксперта или эксцентрика, вместо этого сразу скажу: я ничего не знаю. Этим характеризуется и мой стиль как сценариста: я начинаю работу с мысли о том, что ничего не знаю, и затем напоминаю себе об этом в течение всего процесса. Мы пытаемся стать профессионалами, потому что нам страшно чувствовать себя глупыми или пустыми. Мы хотим власти, потому что она — лучшее прикрытие.

Мне странно называть себя писателем или сценаристом. Иногда, конечно, приходится, например, чтобы заполнить налоговую декларацию. Но, хотя формально я никого не обманываю, мне кажется, что это ложь. Я зарабатываю на жизнь сценариями, но это не то, кто я есть на самом деле. Когда я был моложе, мне очень хотелось повесить на себя этот ярлык, стать кем-то важным, стать сценаристом. Есть такой фильм «Серпико», в нем Аль Пачино играет полицейского, который встречается с художницей. Одна из сцен этого фильма происходит на вечеринке, где собрались разные творческие люди. И они говорят: «Я художник, но работаю в ресторане», «Я актер, но работаю в офисе» и так далее. А когда очередь дошла до Аль Пачино, он сказал: «Я полицейский и работаю в полиции». Сейчас очень многие представляются писателями или кем-то еще, но, если им нечем подкрепить свои слова, то окружающие думают, что это полная ерунда. Раньше мне тоже было важно как-то назвать себя, пока в какой-то момент я не понял: это не моя сущность.

Кажется, Томас Манн сказал: «Писатель — это тот, кому писать труднее, чем другим людям». По-моему, все так и есть: если относиться к делу серьезно, то оно превращается в битву. Интересно, что и с этой лекцией я долго «бился».

Мне хотелось написать искреннюю речь, которая станет для кого-нибудь полезной. Это непростая задача, и она усложнялась тем, что я боролся с желанием понравиться вам. Я представлял, как после моего выступления люди будут говорить: «Вот это лекция!» или «Оказывается, он не только прекрасный сценарист, он еще и умеет донести свою мысль! Я столькому сегодня научился!». И, хотя я отдаю себе отчет в том, что у меня есть потребность в одобрении, мне сложно от нее освободиться или просто понять, когда она возникает. Конечно, никто не хочет опозориться на сцене. Это похоже на страшный сон, мне такие снились много раз. Я знаю, что вы хотите зрелищ, поэтому мое решение быть искренним вместо того, чтобы развлекать вас, кажется немного эгоистичным. В итоге получается двойственная ситуация, в которой сталкиваются мои противоположные желания. И мне кажется, что по большей части из таких желаний состоят персонажи в фильмах и люди в реальной жизни.

Я обдумал много вариантов того, как может пройти сегодняшний вечер, и некоторые из них были совершенно безумными. Я даже хотел сделать из лекции представление, Триша (event-менеджер BAFTA. — Прим. автора) не даст соврать. Все были в восторге от идеи, и я подумал: «Вот черт, теперь мне и правда придется делать представление!» — ведь мне хотелось, чтобы мной были довольны. Но в конце концов я твердо решил, что взамен танцев и песен я предложу свою искреннюю речь. Поэтому я нарочно не планировал ничего конкретного, хотя из-за этого мне намного страшнее. У меня, конечно, есть кое-какие записи, но я понятия не имею, сколько продлится эта лекция: пять минут или три часа.

Именно так я обычно и работаю. Я стараюсь прочувствовать настоящий момент. Если бы я писал сценарий сегодняшней лекции, то потратил бы уйму времени, думая, что чувствует выступающий, что чувствует публика, что значит быть публикой как единым организмом, состоящим из индивидуальностей. Чуть позже я снова вернусь к этой теме.

Мне нужно было произнести это вступление, чтобы почувствовать себя свободнее. Теперь я могу быть самим собой — обычным человеком в непростой для него ситуации. Я хочу, чтобы вы поняли, как важно раскрепоститься, чтобы делать свою работу хорошо.

Недавно я нашел цитату: «Мы не разговариваем друг с другом, мы перебрасываемся фактами и теориями, которых набрались, поверхностно проглядывая газеты, журналы и дайджесты». Это было написано Генри Миллером в 1945 году, но актуально и сейчас. Наш мир уже долгое время развивается в этом направлении. Люди тратят бесчисленное количество часов своей жизни на развлечения: фильмы, телевидение, газеты, видео из YouTube и интернета. И было бы глупо полагать, что все это не меняет наше сознание.

И так же глупо верить, что все эти средства массового развлечения и манипуляции не выгодны тем, кто их создает. Люди изголодались. Они могут даже не замечать этого, потому что их все время пичкают мусором массового производства. У него красивая упаковка и звучное имя, но он сделан на тех же фабриках, что печенье Pop-Tarts или iPad, теми же людьми, которые только и думают: «Как сделать так, чтобы люди покупали еще больше?» И все мы голодаем, убиваем, ненавидим и называем друг друга лжецами и мерзавцами, потому что мир вокруг нас превратился в бизнес. Мы хотим победить, потому что нам одиноко и страшно и кажется, что победа может что-то изменить. Но победа невозможна.

Что же можно сделать? Надо признаться, кто ты. Признаться искренне, кем ты являешься на самом деле: в жизни и в работе. Надо сказать это тому, кто чувствует себя потерянным, тому, кто еще не родился, тому, кто родится только через пятьсот лет. Ваше творчество станет летописью своего времени, но, что еще важнее, оно поможет какому-то человеку быть не таким одиноким, подарит ему надежду, потому что в вас он узнает себя. По крайней мере, я так это чувствую, и я продолжаю исследовать эту область, потому что она имеет колоссальное значение для моей жизни. Предложите миру свою искренность, вместо того чтобы пытаться ему что-то продать. Не думайте, что он всегда должен быть таким, как сейчас, и ограничиваться только рыночными отношениями. Это заблуждение.

Вот цитата Эдварда Каммингса: «Оставаться собой в мире, непрерывно стремящемся превратить вас в кого-то другого, означает вести тяжелейшее сражение, на которое только способен человек. Никогда не прекращайте бороться». Вы нужны миру. Ему нужны не те, кто приходят на вечеринку, прочитав книгу о том, как произвести хорошее впечатление: такие книги есть, и они, несомненно, заманчивы, но постарайтесь не попасться на их крючок. Миру нужны люди, которые не боятся признаться, что чего-то не знают, и которые ведут себя искренне и доброжелательно.
сан-себастьян

Советы. Как вести дневник по спецметодике

До того, как у человека появились современные средства связи, письмо было его главным средством коммуникации — не только с внешним миром, но и с собой. Дневники вели по-разному и о разном: японские фрейлины фиксировали внутреннюю кухню императорского двора, квакеры — ощущения от своих духовных изысканий, пассажиры «Мэйфлауэра» — тяготы трансатлантического плавания. Через многовековую пропасть все эти письмена объединяет психологическая составляющая: независимо от содержания дневника его побочным свойством всегда была проекция внутреннего состояния автора. В зависимости от того, насколько дисциплинированным, красноречивым и честным был пишущий, вырисовывался его более или менее четкий портрет. О том, что он может быть не только интересен посторонним читателям (в случае с мемуарами или биографиями), но и полезен для глубокого самоанализа, одним из первых задумался американский социальный работник и психотерапевт Айра Прогофф, который разработал доступную систему терапии и самопомощи (в известных пределах).

В 50-е годы прошлого века, то есть в начале своей карьеры, Прогофф решил отталкиваться от идей глубинной психологии и изучил траектории ее выдающихся приверженцев. Больше всего его заинтересовал подход Юнга: тот в отличие от Зигмунда Фрейда, Отто Ранка и Альфреда Адлера считал, что любой клиент обладает достаточными ресурсами для самопознания и самопомощи. Но Юнг настаивал на необходимости дорогой аналитической терапии, которую мог позволить далеко не каждый, и осязаемом участии психотерапевта (по мнению Прогоффа, харизма врача только мешает человеку понимать собственную уникальную систему символов и рефлексов, на существовании которой настаивал Юнг). Гуманистический подход Прогоффа подтолкнул его к поискам такой духовной практики, которая позволила бы даже небогатому человеку получить психологическую помощь. Кроме этого ему было важно максимально увести в тень фигуру врача, чтобы в ходе терапии человек опирался именно на свои ресурсы и руководствовался собственными оценками.

Что такое метод Прогоффа и зачем он нужен

Ничего подобного Прогофф не нашел, поэтому пришлось выдумывать свою систему. За годы практики и преподавания он понял, чего недостает личным дневникам, чтобы не только сглаживать сиюминутные эмоции, но и стать ядром терапии (предшественники считали дневник лишь вспомогательным инструментом). По мнению Прогоффа, личный дневник часто является лишь площадкой для фиксации произошедшего, а не способом самопознания. «Когда дневник связан только с конкретной целью (поиском новой работы например), он теряет смысл после ее достижения. С ним можно комфортно пережить конкретный период, но не исследовать свою личность», — объяснял терапевт. Метод интенсивного ведения структурированного дневника помогает рассмотреть жизнь человека как единую историю, осознать свой прошлый опыт и оценить будущие перспективы. Иными словами, разобраться в отношениях и рабочих проблемах, справиться со стрессом и понять, как жить дальше, — после травмирующей ситуации и вообще.

Метод Прогоффа заключается в том, чтобы регулярно вести дневник, тематически разделенный на четыре части (к слову, тетрадь должна быть не сшитой, а на кольцах, чтобы в любой момент можно было добавить страницы туда, где необходимо). Если хорошо расслабиться перед письмом и не отвлекаться, получится зафиксировать не только рациональные рассуждения, но и «сумеречные» наблюдения — то есть те, которые приходят на ум любому человеку, когда тот занят монотонной деятельностью вроде бега или вязания. Прогофф считал «сумеречное восприятие» очень важной частью терапии, позволяющей получить более полное представление о прошлом и настоящем. В своей первоначальной форме метод предполагал обязательное участие квалифицированного фасилитатора, регулирующего групповые письменные практики. Фасилитаторов и по сей день готовят в центрах дневниковой терапии (The Center of Journal Therapy, Therapeutic Writing Institute например), но благодаря тому, что Прогофф в конце концов издал руководство «At a Journal Workshop», сегодня вести структурированный дневник может каждый, не прибегая к помощи центра. Правда, в таком случае нужно быть особенно бдительным и отслеживать свое психологическое состояние самому: погрустить пару-тройку часов после письма вполне нормально, но если с каждым погружением в себя становится хуже, стоит обратиться к психотерапевту (это правило — общее для любых письменных практик).

Чем отличаются письменные практики

Большинство письменных практик направлены не на анализ всей жизни, а на решение насущных проблем. Иными словами, если в ваши планы не входит дисциплинированное самопознание, но нужно разобраться в эмоциях или понять, почему старая травма бередит душу, метод Прогоффа не подойдет, зато можно обратиться к идеям других психотерапевтов.

Отдельного внимания заслуживают околотерапевтические сервисы, предлагающие писать от 280 знаков до 750 слов в день. По сути, они ничем не отличаются от обычного личного дневника, кроме чуть более сложной системы мотивации. Но 750 слов — это три страницы текста и достаточно большой объем, чтобы пишущий успел погрузиться слишком глубоко в собственные переживания. Терапевты предупреждают, что неструктурированное, не ограниченное по времени и тематически письмо опасно для наиболее травмированных людей: обычно они не могут распознать момент, когда стоит остановиться и больше не погружаться в болезненную тему. Психотерапевт Кейтлин Адамс заметила это и предложила некоторым своим клиентам простую схему: в качестве письменной практики им нужно было всего лишь закончить предложение вроде «Прямо сейчас я хочу…», «Мой самый большой страх — это…», «Сегодня я чувствую…». Если у пишущих было желание раскрыть мысль, Кейтлин отмеряла 5 минут — ровно столько, по ее мнению, достаточно, чтобы записи оказали терапевтический эффект, не поставив под удар психику. Это правило может взять на вооружение каждый, кто хочет обрести привычку вести дневник, но опасается его депрессивного эффекта. Дневник — не место для выжимания из себя больше и «лучше», и даже короткие регулярные записи будут полезны для анализа характера.

Заменяет ли дневник психотерапию

Дневник может быть как центральным, так и вспомогательным элементом психотерапии. Полезность изложения мыслей на бумаге (или в текстовом редакторе) вряд ли будет отрицать хоть один психотерапевт, но выстраивать вокруг него всю свою работу будет не каждый. В любом случае тем, кому действительно необходима помощь специалиста, даже самого структурированного дневника будет недостаточно (но, возможно, именно он покажет, что что-то не так, и подтолкнет записаться к врачу). В идеале любому человеку стоит время от времени обращаться к психологам и психотерапевтам хотя бы для того, чтобы убедиться, что всё хорошо, но если такой возможности нет, можно попробовать изучить себя самостоятельно — при условии соблюдения всей необходимой техники безопасности.

Как выбрать методику и как себе не навредить

Как мы уже говорили, методик ведения дневника есть масса, перепробовать можно хоть все. Разумнее всего искать техники в книгах психотерапевтов: «A Journal To Self» или «The Healing Power of Writing» например. Если нет уверенности, что дневник — это вообще ваше, можно попробовать с простых техник вроде огромных списков («100 вещей, которые я ценю», «100 способов, как я помогаю другим») — звучит очень наивно и в то же время грандиозно, но именно за счет масштаба удается включить не только логику, но и околосознательные механизмы. Можно писать письма в стол; это помогает справиться с тяготящими сильными эмоциями, которые вы по разным причинам не хотите выплескивать на конкретного человека. Всем знакомый майндмэппинг тоже можно использовать для дневника (в ситуациях, когда требуется классное решение или незамыленный взгляд, такие карты — самое то). При самостоятельном поиске с осторожностью стоит подходить разве что к тем источникам, что рекомендуют ничем не ограниченное письмо (free writing): отсутствие любых указаний по теме или времени может быть небезопасно в тех случаях, когда автор дневника пытается проработать травмировавшую ситуацию или находится в угнетенном состоянии.

Рекомендации к ведению дневников везде более-менее одинаковы. Важно помнить, что дневник нужен только для того, чтобы сделать вам лучше, — то есть любое длительное ухудшение настроения будет достаточной причиной, чтобы перестать писать (по крайней мере, на время) или выбрать другую технику. Писать нужно в спокойном состоянии, в месте, где вас не будут беспокоить, и в то время, когда вы не будете переживать о незавершенных делах. Одно из самых главных требований любой дневниковой методики — честность с самим собой, так что нелишним будет позаботиться о том, чтобы ваш дневник никто никогда не нашел. Из требования честности проистекает еще одно важное: личный текст не должен быть идеальным со стилистической точки зрения, он может содержать ошибки, пропущенные знаки препинания и иностранные слова, главное — чтобы он максимально точно передавал то, что вы хотели бы зафиксировать.

Источник: http://www.wonderzine.com/wonderzine/life/life/214505-journal-therapy