Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

сан-себастьян

Задание 9. Структура и декомпозиция

Многие из участников мастерских просили обратить внимание на структуру, поэтому попробуем копнуть эту гору информации. Но по-прежнему из зоны комфорта, чтобы не уронить случайно всю гору себе на неподготовленные плечи. О том, какого размера для этого брать лопатку из сарая на заднем дворе, сейчас расскажу.


Сегодняшнее задание!

1. Возьмите, пожалуйста, любой из своих текстов.

2. Обнажите у него скелет-структуру и запишите. Или зарисуйте. И покажите в комментариях, что получилось. Необязательно, чтобы это был серьезный шаблон вроде "введение-кульминация-заключение". Можно и более свободно подойти к вопросу.

Например, вот эту историю про дождевого червя Ивана я бы записала так:


  • решение

  • выполнение

  • неудача

  • откладывание действий

  • все само завертелось

Collapse )
сан-себастьян

Советы. Про качественную оценку текста

В ходе очередной мастерской текста я отметила, что некоторые участники, когда я выдаю им задание, ждут от меня оценки. И сердятся, если я этого делать не хочу. Как в школе. Приходилось стараться, чтобы заработать пятерку. Даже такие слова в мастерской встречались: написать «хорошо».

Но это же невозможно: оценивать текст такими куцыми словами, ставить зачет или незачет переживаниям и мечтам!

Ваш текст живой, его нельзя оценивать характеристиками качества, это попахивает генеральским тщеславием того, кто в определенной ситуации встал на позицию эксперта. Сколько раз издательства отказывали Джоан Роулинг до того, как сага о Гарри Поттера все-таки была напечатана? И каждый раз наверняка это были люди, искренне верящие, что могут «оценить качество текста».

Еще куда ни шло ставить оценки на вступительном экзамене в институт. Там надо как-то выбрать, кого пропустить дальше, и без сравнительных характеристик невозможно.

Но у нас мастерская текста, где нет победителей и проигравших, есть только всеобщая, захватывающая с головой, радость творения. Счастье от того, что есть повод написать что-нибудь... круг людей, которые прочтут и будут рядом... советы «я бы еще написал вот так по-другому» или «вот здесь зацепило, а вот здесь нет, надо подробнее описать, как именно болела коленка».

image

Для того, чтобы «писать качественно», такую формулировку тоже видела в комментариях к мастерской, всего-то и нужно: писать каждый день.

Как говорил фотограф Картье-Брессон, «твои первые 10 000 снимков — самые ужасные».

Collapse )

сан-себастьян

Заклинатели историй

Благодаря мастерским текста я увидела на практике то, во что верила и раньше. Не бывает плохих рассказов и плохих рассказчиков. Каждый может быть автором. Каждая история важна.

История появляется от важности для того, кто ее рассказывает. Она формулируется особым образом: преломляясь через призму рассказчика, его жизненного опыта и приоритетов, его личных страхов и мечт. У истории характер ее автора.

Позже история становится важна для слушателя. Как в зеркало, он заглядывает в нее: похоже на то, что у меня внутри? Здорово! Непохоже? Ого, в мире, оказывается, бывает совсем разное.

Да и заклинатели историй очень разные.


Один рассказывает от земли. Поднимает лист — и в прожилках видит рассказ. Закончив говорить, кладет его в свой гербарий. А там все разложено аккуратно, друг за другом, в растительной гармонии. Узор на морозном стекле споет этому заклинателю песню, песочный бархан — намекнет на роман.

Другой заклинатель говорит о вещах. Выуживает их по очереди из шкатулки: история про брошку (на самом деле — про жадность), повесть про фотографию на паспорт (вернее — о любви). Каждый предмет тянет за собой рассказ, эмоцию, ощущение.

Третий начинает со страсти. Ловит внутри разноцветные всполохи. Любовь! Жар! Ненависть! Страх!
А если прислушаться, то говорит о людях и судьбах.

Четвертый заклинатель говорит как будто о еде, а на деле — о путешествиях, новых впечатлениях, о бесконечной широте жизненного среза. О смелости, желании пробовать, стремлении делиться.

Даже Паустовский, известное дело, писал вроде бы о природе, а на деле — о внимании к жизни, умении слушать, времени спокойствия, о важности окружающего мира.

Вот так то, с чего начинаются истории, не всегда оказывается тем, о чем они. Поэтому можно начинать с чего угодно. К чему у вас лежит душа? О чем вы любите размышлять? О чем приятно думать? Это ваши уникальные хвостики-ниточки. Размотайте клубки, и получатся истории.

И вообще: если из вас еще не сыплются истории, вряд ли их внутри нет. Я с таким еще не встречалась. Истории — как микроорганизмы, живут и строят жилище в человеке, за его счет, с его помощью. От них можно отвлечься, но они не иссякнут.

image

А почему они иногда не идут к заклинателю?

Бывает, привыкнешь слышать совсем другие истории и, сам того не желая, пробуешь копировать то, что тебе не свойственно.

Или как-то стыдно писать о важном и внутреннем, а это и есть самое интересное. Остальное-то скучное. Всем хочется настоящее слушать.

Или хочется раз уж писать, то сразу — шедевр! Без черновиков и редактирования. Так ничего и не начинаешь, если с первой страницы шедевра нету.

Истории — как дикие кошки. Их нужно выманивать, приручать. Не сразу позволяют погладить себя по спине или даже за ухом, если ты неопытный приручатель. Сначала надо налить молока, говорить нежно, улыбаться и понимать: если попробуешь поймать невовремя — ой, поцарапает.

Приручаешь, ждешь, любишь. И тут смотришь: примостилась на коленях и мурлычет. Рассказывает себя. Хорошая история.