Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

сан-себастьян

Советы. Роберт Макки. Как мы пишем

При работе с автором все должно быть основано на понимании принципов, но не правил. А второе качество хорошего учителя — это использование сократического метода: я задаю вопросы, автор отвечает. Потому что я считаю, что история обычно уже написана где-то в авторском подсознании, но по целому ряду причин у него не получается сразу вытащить ее наружу. Возможно, его что-то сдерживает, или автор (как это часто бывает) подсознательно копирует кого-то другого, он слишком хочет понравиться и поэтому сам себя цензурирует. Или он просто недостаточно исследовал тему.

Есть тысяча причин, по которым талантливый человек не создает того, что мог бы. Так что я просто предполагаю, что человек талантлив по умолчанию, и моя работа здесь похожа на работу акушера: помочь автору разродиться текстом и еще убедиться, что ребенок в процессе не пострадает. Так что если моих знаний хватает на то, чтобы схватить сущность, я могу задать автору правильные наводящие вопросы, на которые он ответит, и вместе мы найдем что-то, что вернет его на нужный путь и поможет освободить прекрасную историю, которая ждет внутри. И для этого требуется очень много терпения и много учебы. Потому что каждое произведение искусства имеет свой срок выдержки, и если вы не дадите ему достаточно времени, то вы его разрушите.

Cуществует такой миф, что для того, чтобы писать необходимо только вдохновение, что это все исключительно инстинкт, что-то на уровне подсознания. А писатель — такой человек, который просто садится за стол и заполняет бумагу словами, которые приходят к нему каким-то чудесным образом. Они не понимают, что есть навык, есть техника, мастерство, которые взаимодействуют с тем, что у нас в подсознании, с творческим началом. И чтобы создавать великие характеры, постоянно импровизировать, нужна комбинация человеческого гения, остроты ума, таланта и практического навыка, техники. Нужно умение постоянно пересматривать, переписывать, что-то вырезать, что-то добавлять, умение иногда отступить от камеры, чтобы посмотреть со стороны, а потом снова встать за камеру и сделать еще один шаг вперед.

Писатель в какой-то мере брат композитора. Действие разворачивается во времени, есть набор определенных движений, есть пункт и контрапункт, есть динамика, все постепенно усложняется — как в музыке. Сегодня ведь нельзя написать симфонию, просто сев за рояль и подождав вдохновения. А ведь история зачастую сложнее музыкального произведения. Но в мире есть огромное количество романтиков, которые считают по какой-то причине, что это совершенно другое дело. Писательское мастерство — это такое великое исключение, пишут просто потому, что владеют английским, русским, французским языком. То есть язык нам дан с рождения — и это вроде как и вся необходимая подготовка для того, чтобы на нем писать.

Мне кажется, по-настоящему умные писатели пробуют так писать в молодости, а потом перечитывают и думают: «Какая фигня!». И настоящий писатель рождается тогда, когда молодой еще человек берет, и перечитывает какую-нибудь книгу по второму разу. Перечитывает произведение искусства и пытается понять, как это было сделано, зачем это было сделано. И когда молодые люди начинают ходить на фильм или спектакль по два, по три, по четыре раза, и сидят в зале, изучают, пытаются нащупать метод, который автор использовал для того, чтобы достичь того или иного эффекта — вот тогда и рождается серьезный писатель. Есть очень много наивных людей, которые ничего не хотят смотреть или читать по второму разу, и думают, что они сейчас сядут за стол — и из них сразу вывалится книга. Они заблуждаются.

Авторы должны писать о том, что они любят, что их интересует и во что они верят. И если их интересует экшн, пусть пишут экшн. Но если это не то, что им хочется писать на самом деле, их ждет неудача. Потому что те, кому это действительно нравится, напишут намного лучше. Людей, которые просто пытаются стать богатыми и знаменитыми, ожидает неудача, потому что их неискренность все равно невозможно скрыть. То, что сейчас происходит в мировом кино — это не кризис формы, это кризис контента. Взять хотя бы Францию — как и в других странах, там сегодня выпускается какое-то запредельное количество фильмов. Французы выпускают около двухсот фильмов в год, а на всю Западную Европу, особенно на немцев, итальянцев, приходится около семисот-восьмисот фильмов ежегодно. Если есть десяток хороших фильмов — это прекрасный год! Но что насчет остальных девяти сотен? И то же самое в Голливуде.

Но это не потому, что форма не оправдывает себя, это потому, что людям, которые пишут сценарии, нечего сказать. Они из раза в раз повторяют одно и то же, сосредотачиваются на стиле, а не на сущности, и на зрелищности вместо значения. Так что на своих лекциях, помимо прочего, я стараюсь вдохновить людей на то, чтобы освоить сначала форму, чтобы потом сказать что-то действительно значимое. Как, например, в моих любимых русских фильмах — «Дом дураков» или фильм, который вышел в прошлом году, «Как я провел этим летом». Эти фильмы сняли люди, которым было, что рассказать миру. Они прекрасно использовали форму, в которой работали, и фильмы просто светятся внутренней полнотой.

источник: http://theoryandpractice.ru/posts/5268
сан-себастьян

Как в открытой мастерской Александра Молчанова две тысячи участников сценарии писали

Как участник, доблестно дописавший до последнего дня, делюсь с вами выводами и советами. Ролики, по которым мы занимались, есть на ютубе в профиле Александра.

К концу мастерской в ней осталось уже не совсем две тысячи участников. Или даже совсем не.

Разговоры в комментариев эти счетчики тоже накручивают, так что число комментариев на треть меньше фактических участников каждого дня:

  • записалось около 2000

  • первый день: 1234 комментариев

  • второй: 1074

  • третий: 898

  • четвертый: 932 (участники перезнакомились и стали задавать вопросы)

  • пятый: 656

  • шестой: 551

  • седьмой: 119 and counting

Под катом расскажу, что мы делали каждый день из недели, и покажу, как Александр отвечал на некоторые комментарии участников.

Collapse )

Ссылки на итоговые сценарии короткометражек можно найти в комментариях к финальному, седьмому дню. Моя вот.
сан-себастьян

Женский персонаж? Лекарьпекарь, смурфетта и женщина-торшер

Эта статья — о клишированных образах женщин в культуре в целом и литературе в частности. Клише — это вообще не ок, но именно заштампованность женских образов служит первопричиной того, что в большинстве литературных произведений, особенно любительских, персонажки получаются плоскими, картонными, непохожими на живых людей, не вызывающими никаких чувств, не запоминающимися, раздражающими.

Источник: "Как НЕ надо прописывать женских персонажек", Книга фанфиков

Collapse )
сан-себастьян

Задание 27. Александр Молчанов, "Герой"

Сегодняшнее задание пришло из книги “Букварь сценариста”. Прочтите, что говорит Александр о целях героя, и сформулируйте, каков герой вашей истории. Постройте его образ по приведенной схеме.

**

Очень часто, когда при работе над сценой не ладится диалог или трудно придумать действие, достаточно спросить себя: какова цель героя в фильме? Какова его задача в этой сцене?

Какой самый верный способ привлечь внимание человека, с которым вы только что познакомились? Нужно чем-то заинтересовать его.

Чем вы занимаетесь? Я два раза в месяц делаю пятьдесят человек счастливыми и одного несчастным.

А вы? Я работаю бухгалтером в рекламной компании. Согласитесь, первый человек интереснее, чем второй. А ведь это один и тот же человек. Но когда у этого человека есть тайна, скучный и ничем не примечательный бухгалтер становится очень интересным человеком.

Первое, что должно быть у героя, — это тайна. Разумеется, есть десятки весьма и весьма убедительных киногероев, у которых нет никакой тайны. Но, знаете, если бы тайна у этих героев была, они стали бы более интересными.

Второе, что непременно должно быть у каждого героя, — это недостаток. У каждого Ахилла есть своя ахиллесова пята. Неуязвимый герой без недостатков никогда не вызовет сочувствия зрителей, потому что зрители будут уверены в том, что герою никогда ничего не угрожает. Именно поэтому самый популярный из всех супергероев — Бэтмэн. Его недостаток в том, что он всего лишь человек, и это самый прекрасный недостаток из тех, что могут быть у супергероев. У каждого свои недостатки, как было сказано в прекрасном фильме «В джазе только девушки»: Чапаев беспечен и малограмотен, Гарри Поттер носит очки, Доктор Хаус фанатеет от отстойного телемыла, Джеймс Бонд не может пропустить ни одной юбки, Херлок Холмс — наркоман и не знает, что Земля круглая, и так далее.

Третий ингредиент нашего колдовского зелья — это сокровище. Это то, что поднимает нашего героя над остальными персонажами. Умение Форреста Гампа быстро бегать, умение быстро считать — у Человека дождя, умение выпускать из ладоней липкую паутину — у Человека-паука, умение подумать об этом завтра — у Скарлетт, умение выстрелить первым — у Человека без имени, дедуктивный метод Холмса, избранность Нео и т. д. Сокровище должно быть таким, чтобы зрителю захотелось его иметь. В начале фильма «Лицо со шрамом» (1932) создатели даже были вынуждены поставить гневный титр, в котором решительно осуждали негодяев, подобных герою фильма, и требовали, чтобы общество и государство безжалостно с ними расправлялись. Просто уж слишком обаятельным получился герой у Джеймса Кэгни. Но все зрители… хотели быть на него похожими. Ведь он обладал сокровищем, которого у них не было, — свободой брать то, что ему было нужно. Зрителям так этого хотелось! А признаться в этом было стыдно…

И наконец, последнее, чем должен обладать герой, — цель. Чего хочет Человек-паук? Бороться со злом? Черта с два, он с хорошей девушкой хочет дружить. Для этого он должен профессионально состояться. Для этого он должен раздобыть фото человека-паука, ну а тут уже и до борьбы со злом рукой подать. Чего хочет Чапаев? Белых победить? Нет. Он хочет доказать Фурманову, что человек из народа может быть командиром. Чего хочет Одиссей? Приключений? Нет. Он хочет вернуться домой. Итак, у героя, на которого хочется быть похожим, должны быть тайна, недостаток, сокровище и цель. Может быть герой без тайны? Может. Но это будет не такой интересный герой. Возможен герой без недостатка? Возможен. Но за него никто не будет переживать, ведь он неуязвим. Может герой не иметь сокровища? Может. Но никто не захочет быть на него похожим. Может быть герой без цели? Не может. Потому что тогда это будет не герой. При этом цель у него может быть вовсе не геройская. Главное, чтобы она была понятна зрителю. Из всего, что я перечислил, главное, что должно быть у героя, — это цель. Если у героя нет цели — нет и героя.


Все цели всех героев всех фильмов можно разделить на четыре группы: 1) спасение жизни — своей, любимого человека, членов семьи, членов рода, своей страны, человечества. Одиссей отправился воевать с Троей не потому, что хотел славы, а потому, что хотел спасти сына, которого положили под его плуг, когда он симулировал безумие. Герои всех боевиков-стрелялок спасают кому-нибудь жизнь;

2) деньги, материальные ценности. Сюда же входят слава, успех, признание, стремление хорошо выполнять свою работу и заслужить похвалу от начальства. Герои многих комедий ставят своей целью разбогатеть («Двенадцать стульев») или прославиться («Король комедии» — американский фильм с Робертом Де Ниро в главной роли);

3) любовь. Эта сила движет не только солнце и светила, но и сюжетные линии тысяч и тысяч мелодрам;

4) месть. В жизни люди мстят довольно редко. В кино месть — весьма достойная героя цель. Множество детективных интриг держатся на внезапно возникшем из прошлого мстителе.

Цель, ради которой герой пришел в фильм и достигнув которой он уйдет, всегда одна. Но на пути к ее достижению ему приходится преодолевать препятствия. Преодоление препятствий — это задача героя.
сан-себастьян

Советы. Роберт Макки. Управляющая идея

Управляющая идея законченной истории должна выражаться одной фразой.

Когда возникает замысел и начинается работа, вы можете анализировать все, что приходит вам в голову. Однако в конечном счете все выстраивается вокруг одной идеи.

Это не означает, что история может быть сведена к размеру одного абзаца. В ее паутину вплетено гораздо больше того, что выражается словами — оттенки значений, подтекст, сравнения, двойной смысл, самые разные средства усиления значения. История превращается в своего рода живую философию, которую зрители понимают как единое целое, одномоментно, неосознанно — на основе восприятия, соединенного с их жизненным опытом.

Однако чем лучше вы формируете историю вокруг одной ясной идеи, тем больше оттенков смысла находят зрители в вашем произведении, так как, понимая идею, они связывают ее со всеми аспектами собственной жизни. Напротив, пытаясь включить в историю одну идею за другой, вы повышаете степень их обособленности и превращаете все в нагромождение поверхностных, ничего не говорящих понятий.

Управляющая идея может быть выражена в одном предложении, которое описывает порядок и причины изменения жизненной ситуации, происходящего в промежутке между началом и концом фильма.

Управляющая идея имеет две составляющие — ценность и причину.
Предложение, включающее в себя эти два важнейших элемента, выражает основной смысл истории.

Collapse )

Посмотрите на концовку своей истории и скажите: какая ценность, позитивная или негативная, привнесена в мир главного героя в результате финального кульминационного действия? Затем, двигаясь к началу сценария и стараясь дойти до сути происходящего, спросите себя: какова главная причина появления этой ценности? Предложение, которое вы составите на основе ответов на эти вопросы, и станет вашей управляющей идеей.

Вы не создаете действие на основе идеи, наоборот — выводите идею из действия. Какую бы роль в творческом процессе ни играло вдохновение, в конечном счете история сама включит свою управляющую идею в финальную кульминацию. И когда вы осознаете значение этого события, то сможете пережить один из самых впечатляющих моментов в жизни писателя — самоузнавание: кульминация истории, словно зеркало, отразит ваше внутреннее «я», и если история основывается на самом лучшем, что есть в вашей душе, увиденное окажет на вас сильнейшее впечатление.

Роберт Макки
сан-себастьян

Советы. Архисюжет, мини-сюжет и антисюжет

Перепост записи из сообщества storytelling_ru

Принципы классической структуры были известны еще 4000 лет назад, когда на двенадцати клинописных табличках была высечена эпическая поэма о Гильгамеше, ставшая древнейшим в мире литературным произведением, зафиксированным в письменном виде.

Классическая структура — это история, завершающаяся полным и необратимым изменением, в центре которой находится активный главный герой, противостоящий главным образом внешним силам и добивающийся желаемого на протяжении длительного времени в рамках постоянной и причинно-обусловленной вымышленной реальности.

Этот набор вечных принципов я называю «архисюжетом»: в данном случае приставка «архи» используется в своем словарном значении, которое звучит как «старшинство, главенство; высшая степень чего-либо».



Архисюжет — это мясо, картофель, макароны, рис и пшенная каша мирового кинематографа. В течение последних ста лет он лег в основу огромного числа фильмов. Тем не менее архисюжет — не единственная форма повествования. В левый нижний угол треугольника я поместил все примеры минимализма. Как очевидно из самого названия, минимализм предполагает, что автор начинает с элементов классической структуры, а затем сокращает их, сужая или сжимая, избавляя от излишеств или усекая характерные детали архисюжета. Я называю этот набор минималистических вариантов мини-сюжетом.

В правом нижнем углу треугольника находится антисюжет, представляющий собой кинематографический аналог антиромана, или «нового романа», и театра абсурда. Данный набор антиструктурных вариантов не предполагает сокращение классического сюжета, а поворачивает его в обратном направлении, вступая в противоречие с традиционными формами и даже высмеивая саму идею формальных принципов. Создателя антисюжета редко интересует минимализм или простота; напротив, чтобы прояснить свои «революционные» замыслы, он дает жизнь фильмам, которым присуща экстравагантность и осознанное преувеличение.

Collapse )
сан-себастьян

Задание 1. Самая простая история

Базовый навык рассказчика — формулирование истории. Потренируемся делать именно это. А чтобы процесс был приятным, выберем уютную и знакомую тему: детство.

Вспомните, пожалуйста, какую-нибудь историю из своего детства. Которую вы, с одной стороны, хорошо помните, чтобы суметь пересказать... а с другой стороны, которую можно вкратце передать незнакомым людям, чтобы они поняли, о чем вы говорите, и погрузились в нужную атмосферу.

Внимание, задание:

напишите, пожалуйста, 10-15 предложений о своем детстве.

Если захочется, можно больше или меньше предложений, но 10-15 чаще всего оказывается достаточно.

Постарайтесь опираться на все возможные каналы восприятия. Вспоминайте, воссоздавайте свои ощущения, звуки, запахи. Говорите с читателем «оттуда», из того времени, из того возраста…

Рекомендуется писать от первого лица. И рассказывать так, как будто машина времени вернула вас именно в тот день. Вступления вроде "когда я вспоминаю о своем детстве, я..." не нужны. Точнее, они могут помочь написать текст, но потом их можно убрать.

Хорошо, если текст начинается сразу из ситуации, из ощущения, из эмоции. Из того, что запомнилось и осталось с вами через столько лет:


  • Вы едете на велосипеде, и ветер шумит в ушах?

  • Вы неожиданно остались в одиночестве, поэтому очень страшно, а на руках вскипают мурашки?

  • Вам подарили гигантскую шоколадку, и все лицо теперь чешется от аллергии?

Попробуйте написать свой короткий рассказ так, чтобы люди, не знающие вас лично (например, другие участники мастерской) благодаря вашему рассказу прочувствовали то, что вы пережили. Уют или страх, волнение или тепло.